17-летнюю выпускницу из Брагина забрали из семьи из-за пьянства приемной матери на работе?

Выпускницу школы забрали из семьи при странных обстоятельствах.

17-летняя Каролина Катлобай из Брагинского района в канун выпускных школьных экзаменов вдруг оказалась в приюте. «Нам с мамой не на кого больше надеяться, кроме как на "СБ", — призналась девушка. — Помогите! Я очень хочу домой. Собираюсь поступать в медицинский колледж. А в приюте ну совсем не могу готовиться. Привыкла, что мама помогает... И очень тут тоскливо. Поверьте, у нас очень—очень хорошая семья! У кого угодно спросите...» Корреспондент «СБ» тут же выехала на место.

Наталья Баден была уже на грани отчаяния, когда корреспондент «СБ» приехала в Брагин.

Наталья Баден была уже на грани отчаяния, когда корреспондент «СБ» приехала в Брагин.

Опекун девочки Наталья Баден, которую Каролина уже давно называет мамой, и трое ее братьев — 21-летний Андрей, 11-летний Илья и 10-летний Никита — встретили меня в своем простом деревенском доме — чистом, уютном и гостеприимном. Стали наперебой рассказывать мне о дне, который перевернул их размеренную жизнь. И чем больше я общалась с этой семьей, тем нелепее виделась мне ситуация, из-за которой выпускница Маложинской средней школы оказалась в сиротском учреждении. Либо произошло некое чудовищное недоразумение, которое в считаные часы устранится самым естественным образом, либо кто-то уж очень вольно трактует Декрет № 18, обязывающий государственные органы защищать несовершеннолетних... Так что же, собственно, случилось? Если в двух словах, то «преступление» Натальи Баден заключается в следующем: после работы в компании она выпила немного сухого вина. Без каких-либо дальнейших приключений и эксцессов. Потом пришла к детям и включилась в домашние дела. Все. В каком законодательном акте написано, что замещающему либо просто родителю это делать запрещено? Сама Наталья Баден описывает ситуацию так:

Принять правильное решение Александру Кохану и Николаю Ящуку оказалось нелегко.

Принять правильное решение Александру Кохану и Николаю Ящуку оказалось нелегко.

— 22 мая у нас в деревне был праздник: открылся сезон рыбной ловли—торговли. Я работаю продавцом в ОАО «Маложинский» и эту самую рыбу продаю. Торгую в помещении столовой. И вот уже к обеду у меня весь товар был полностью раскуплен. Вы понимаете, какая это удача? Всего за один день колхозная касса пополнилась аж на 900 рублей! Это очень неплохо для наших мест. В общем, видя, что я полностью освободилась — а мой рабочий день считается оконченным, сразу когда заканчивается рыба, — мои родственники и друзья предложили отдохнуть на берегу Днепра и чисто символически отметить и праздник, и удачную распродажу. Я человек в принципе непьющий. Но тут эмоции, признаюсь, переполняли. Взяли сухое белое вино. Сколько выпила? В общей сложности, может, граммов 200 — 250. Потом мне нужно было буквально на минутку вернуться на работу, чтобы забрать документы. И вдруг в эту самую минуту в столовой появляется наш участковый Саша Савенок: мол, кому это ты, Викторовна, так насолила, что велено срочно освидетельствовать тебя на предмет алкогольного опьянения? Мне, конечно, стало очень не по себе. Объяснила, что работа моя давно закончилась и что выпила я в свое личное свободное время. А в столовую зашла, только чтобы документы забрать. Он ответил, что все это и сам понимает, но, дескать, получил приказ. Что ж, раз надо — значит, надо: дунула я 4 раза в его «трубку», при этом сильно удивилась четырем совсем разным значениям, расписалась в протоколе и отправилась домой...

Каролину из приюта корреспондент «СБ» забирала поздним вечером. Девочка светилась от счастья. А как только села в машину, позвонила своему самому дорогому человеку: «Мамочка! У нас все получилось! Я еду домой! Встречайте!»

Каролину из приюта корреспондент «СБ» забирала поздним вечером. Девочка светилась от счастья. А как только села в машину, позвонила своему самому дорогому человеку: «Мамочка! У нас все получилось! Я еду домой! Встречайте!»

Уже в полдень следующего дня Наталья расписывалась в новом протоколе. На этот раз она торговала рыбой, когда в помещении столовой снова появилась милиция и повторила процедуру освидетельствования. Алкотестер «выдал» 0,9 промилле, потом 0,79 промилле (вообще, с августа 2013 года допустимой нормой алкоголя считается 0,3 промилле). Наталья стала уверять, что утром алкоголь не употребляла. Ей не верили. Обычно в таких пограничных случаях во избежание ошибок и погрешностей алкотестера берется анализ крови для более точного исследования. Наталья просила об этом, но... А дальше «пьяному» продавцу позволили распродать всю рыбу и только потом уволили по 42-й статье Трудового кодекса. И сделали это почему—то вчерашним числом.

Забегая наперед, скажу, что второй протокол освидетельствования, от 23 мая, районный суд отменил. Это случилось буквально сразу после отъезда корреспондента «СБ» из Брагина. А еще через пару дней Наталью Баден восстановили на рабочем месте. Директор ОАО «Маложинский» Эдуард Ковалевич объяснил, что действовал по указке и, дескать, теперь очень рад снова видеть ее в своем коллективе...

От мысли, что, возможно, придется еще одну ночь провести в казенных стенах, у Каролины наворачивались слезы...

От мысли, что, возможно, придется еще одну ночь провести в казенных стенах, у Каролины наворачивались слезы...

Впрочем, из-за потери работы Наталье долго расстраиваться не пришлось, потому что уже через несколько минут действительно крупные неприятности начались в ее семье. Она говорит: не успела еще дойти до дома, а на ее мобильный телефон уже позвонил методист отдела опеки Александр Некипелов — так, мол, и так, прямо сейчас забираем Каролину в приют:

— Испуганная дочка только и успела что закинуть в сумочку одну смену белья и носки. Ни учебников, ни тетрадок... Зачем такая спешка? У дитенка все мысли про экзамены, волнения о поступлении, впереди выпускной, наряд уже куплен... А тут на тебе: бегом в приют!

Сама Каролина вспоминает тот день с ужасом:

— Я только успела завести стиральную машину и уселась чистить картошку, чтобы встретить обедом Илью и Никиту, которые еще были в школе. Но тут неожиданно пришли люди, которые на самом деле очень хорошо относятся к нашей семье, и сказали, что я должна срочно ехать с ними. Помню, как Тимур Васильевич Паратуй (социальный педагог приюта. — Прим. автора) возмущался, говорил, что моя мама хорошая и что мы не заслуживаем таких мучений. Впрочем, там не было никого, кто бы думал иначе. А завуч нашей школы Ольга Васильевна Харько вообще расплакалась. Стала просить Некипелова, чтобы он передал меня хотя бы ей, пока я буду сдавать экзамены, раз уж нельзя оставить с мамой. Но Александр Николаевич ответил, что ничего не может поделать...

Что ж это за приказы такие? И как они согласуются с Декретом № 18, где главные цели — защитить ребенка и помочь семье, ни в коем случае не сделав хуже? И если руководствовались именно интересами несовершеннолетних и им действительно что—то угрожало, то почему забрали только старшую девочку, а младших Илью и Никиту оставили дома? Когда я спросила об этом у председателя Брагинского райисполкома Александра Кохана, он тоже очень возмутился данным обстоятельством и тут же затребовал объяснений у начальника отдела образования Александра Колесана. Александр Иванович, в свою очередь, решил выслушать подчиненных. А уж те выдали вовсе неожиданное объяснение:

— Мы позвонили в управление образования Гомельского облисполкома и спросили, что делать, если опекун два дня подряд ходит на работу пьяная. Нам рекомендовали забирать подопечных. Вот и поехали за Каролиной...

Решение Брагинского районного исполнительного комитета об отстранении от обязанностей опекуна Натальи Баден в отношении несовершеннолетних Каролины Катлобай и Марии Катлобай (эта девочка уже учится в Речицком колледже и проживает в общежитии по месту учебы) было составлено и зарегистрировано лишь через несколько дней, 29 мая. То есть забирали Каролину без соответствующих документов. Как будто пожар... Или благополучию ребенка что-то серьезно угрожало. Что же? Во время нашего разговора Александр Некипелов вынужден был признать, что оснований для отобрания Каролины как бы и не было:

— Появившаяся в доме Наталья Викторовна была в совершенно нормальном состоянии. Вела себя вполне адекватно... Очень расстраивалась из-за Каролины. Но это и понятно...

Как же тогда следует понимать формулировку «в связи с ненадлежащим исполнением обязанностей опекуна», мотивировавшую решение? Этого, увы, мне никто толком не смог объяснить. Впрочем, председатель комиссии по делам несовершеннолетних, заместитель председателя Брагинского исполкома Николай Ящук заявил, что, по его личному мнению, два «пьяных» протокола являются достаточным основанием, чтобы говорить о систематическом употреблении алкоголя Натальей Баден. Поэтому одним из условий возвращения Каролины домой Николай Васильевич назвал постановку на наркологический учет и лечение Натальи от алкогольной зависимости. Получается, Наталья Баден все предыдущие годы не имела проблем со спиртным, ее семья пользовалась авторитетом и доверием, никогда не состояла в социально опасном положении, и вдруг всего за два дня хорошая мама превратилась в системного алкоголика?

Материнская любовь побеждает все.

Материнская любовь побеждает все.

Не стану описывать все подробности того нелегкого дня, когда мы боролись за возвращение домой выпускницы Маложинской школы. И дело уже близилось к закату, когда Александр Кохан вынужден был признать: «Да, видимо, переусердствовали, так сказать, перегнули палку... побежали впереди паровоза...» И своим волевым решением распорядился вернуть все на свои места. Невозможно описать, сколько было радости, когда семья воссоединилась! И хоть время было уже довольно позднее, в дом Натальи Баден стали приходить друзья и педагоги школы, чтобы порадоваться такой счастливой и справедливой развязке. В честь возвращения любимой сестры Илья и Никита украсили дом разноцветными шариками, а потом еще долго не могли уснуть от переполнявших эмоций...

К слову, экзамены Каролина сдала довольно успешно. А в минувшую пятницу блистала на выпускном балу в нарядном платье. И я уверена, что ее самая заветная мечта — стать медсестрой и помогать тем, кто в этом нуждается, — скоро обязательно осуществится.

Кстати

Каролине было всего три года, когда в ее доме случился пожар и погибла мама. Какое—то время о ней, сестре Маше и старшем брате Андрее заботилась бабушка, так как их папу лишили родительских прав из—за слишком уж тесной дружбы с бутылкой. Потом дети попали в приемную семью. Но Наталья Баден знала ребят буквально с рождения, всячески им помогала и однажды просто забрала в свою семью. Официально стала для детей опекуном, а на деле — мамой. Самым близким, надежным и верным человеком на свете.

Отзывы и комментарии